Moser-zoo.ru

Зоо мир
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Есть ли у лягушки уши

Есть ли у лягушки уши

На голой лягушачьей голове, как ни смо­три, ушей не найдешь. И это, конечно, странно. Среди бесхвостых амфибий много шумных, горластых созданий. Вряд ли они стали бы издавать звуки, если бы сами не могли их слышать.

Звуковой анализатор — это орган, способ­ный следить за быстрыми, но незначитель­ными колебаниями давления окружающей среды, за ее мгновенными сжатиями и рас­ширениями, расходящимися волнами во все стороны от того места, где они возникли, как расходятся круги на поверхности воды от брошенного туда камня.

Во внутреннем ухе, в главном отделе ор­гана слуха, у амфибий находятся 2 крохот­ных сосочка — папиллы, содержащие весьма незначительное количество рецепторных волосковых клеток. Одна папилла более чувст­вительна к высоким звукам. Она использует­ся главным образом в воздушной среде, а у водных животных — у протеев и амфиум — отсутствует. Другая служит для восприятия низких звуков, а также вибрации, и естест­венно, что ее нет у многих наземных хвоста­тых амфибий.

Среднее ухо служит для звуковых волн мостом из наружной среды во внутреннее ухо. У большинства бесхвостых амфибий среднее ухо отделено от наружной среды барабанной перепонкой. Ее колебания с по­мощью системы крохотных косточек переда­ются на овальное окно и жидкость, окружа­ющую папиллы, возбуждая рецепторные клетки. Площадь барабанной перепонки зна­чительно больше, чем площадь надавливаю­щей на овальное окно косточки, что дает вы­игрыш в механической работе не менее чем в 10 раз. Чувствительность звукового анализа­тора поразительна. Достаточно смещения ба­рабанной перепонки всего на 0,000 000 000 6 миллиметра, что в полтора раза меньше диа­метра атома водорода, чтобы возбудить ре­цепторные клетки.

Барабанная перепонка выполняет чрезвы­чайно ответственную функцию: преобразует колебания воздушной среды в колебания жидкости внутреннего уха. Непосредственно через кожу, мышцы и кости черепа без учас­тия барабанной перепонки звук пройти не может, так как на границе двух сред (воз­дух — кожа) звуковые волны затухают прак­тически на 99,9 процента.

Совсем другое дело, когда лягушка или тритон находятся в воде. Акустические свой­ства тела амфибий и воды близки, звуковые волны легко проникают в их тело и, не поль­зуясь никакими специальными каналами, могут легко достичь внутреннего уха. Поэто­му у хвостатых амфибий, тесно связанных с водой, барабанная перепонка обычно отсутст­вует, Нет ее и у червяг. Для животных, по­стоянно обитающих в подземном мире, звуки утрачивают свое значение. Здесь важнее ин­формация вибрационных колебаний.

При­вычка коротать время в воде или зарывшись в землю тоже привела жерлянок и чесночниц к потере барабанной перепонки.Барабанную перепонку водным амфиби­ям заменяют. кости нижней челюсти, близ­ко примыкающие к слуховым косточкам. Особенно хорошо амфибии слышат, лежа на земле или на дне и прижимая голову к грун­ту. Нижняя челюсть имеет важное значение для восприятия вибрации. Она отлично слу­жит и типично водным животным, таким, как углозубы, и типично сухопутным суще­ствам, вроде червя.

Зрение, слух и голос амфибий

Для чего служит это странное образование функции третьего глаза до сих пор изучены слабо. Однако удалось установить, что у хладнокровных животных он используется как термометр. Значительные отклонения температуры тела от оптимального уровня чреваты для них серьезными последствиями. Однако когда их тело уже согрелось до опасного уровня или переохладилось, спасаться уже поздно. Теменной глаз следит за температурой воздуха и, как только она переходит пределы дозволенного, подает сигнал о том, что нужно срочно прятаться в укрытие.

У личинок шпорцевой лягушки обычные боковые глаза развиваются поздно. В это время вся надежда на третий глаз. Если на юную личинку упала тень, а это может быть тень подкрадывающегося хищника, третий глаз дает команду «Спасайся!», и малыши спешат уплыть из опасной зоны.


Голубой древолаз (Dendrobates azureus)

С помощью третьего глаза способны темнеть и светлеть еще не прозревшие личинки амфибий. Но делают они это не так, как взрослые. Головастики в темноте светлеют, а на свету темнеют. Эта реакция осуществляется без участия боковых глаз, и, если их удалить, чувствительность к свету не меняется.

Читать еще:  Белая ящерица как называется

Кое в чем третий глаз более совершенен, чем боковые глаза. Люди воспринимают световые волны просто как свет. То, что это волны, человеческий глаз не ощущает. А лобный глаз лягушки может даже определить, в какой плоскости осуществляются колебания световых волн. Кроме того, лобный глаз обладает компасным чувством, помогая амфибиям находить дорогу домой.

Где у лягушки уши?

На голой лягушачьей голове, как ни смотри, ушей не найдешь. И это, конечно, странно. Среди бесхвостых амфибий много шумных, горластых созданий. Вряд ли они стали бы издавать звуки, если бы сами не могли их слышать.

Звуковой анализатор — это орган, способный следить за быстрыми, но незначительными колебаниями давления окружающей среды, за ее мгновенными сжатиями и расширениями, расходящимися волнами во все стороны от того места, где они возникли, как расходятся круги на поверхности воды от брошенного туда камня.

Во внутреннем ухе, в главном отделе органа слуха, у амфибий находятся 2 крохотных сосочка — папиллы, содержащие весьма незначительное количество рецепторных волосковых клеток. Одна папилла более чувствительна к высоким звукам. Она используется главным образом в воздушной среде, а у водных животных — у протеев и амфиум отсутствует. Другая служит для восприятия низких звуков, а также вибрации, и естественно, что ее нет у многих наземных хвостатых амфибий.

Среднее ухо служит для звуковых волн мостом из наружной среды во внутреннее ухо. У большинства бесхвостых амфибий среднее ухо отделено от наружной среды барабанной перепонкой. Ее колебания с помощью системы крохотных косточек передаются на овальное окно и жидкость, окружающую папиллы, возбуждая рецепторные клетки. Площадь барабанной перепонки значительно больше, чем площадь надавливающей на овальное окно косточки, что дает выигрыш в механической работе не менее чем в 10 раз. Чувствительность звукового анализатора поразительна. Достаточно смещения барабанной перепонки всего на 0,000 000 000 6 миллиметра, что в полтора раза меньше диаметра атома водорода, чтобы возбудить рецепторные клетки.

Барабанная перепонка выполняет чрезвычайно ответственную функцию: преобразует колебания воздушной среды в колебания жидкости внутреннего уха. Непосредственно через кожу, мышцы и кости черепа без участия барабанной перепонки звук пройти не может, так как на границе двух сред (воздух — кожа) звуковые волны затухают практически на 99,9%.

Совсем другое дело, когда лягушка или тритон находятся в воде. Акустические свойства тела амфибий и воды близки, звуковые волны легло проникают в их тело и, не пользуясь никакими специальными каналами, могут легко достичь внутреннего уха. Поэтому у хвостатых амфибий, тесно связанных с водой, барабанная перепонка обычно отсутствует. Нет ее и у червяг. Для животных, постоянно обитающих в подземном мире, звуки утрачивают свое значение. Здесь важнее информация вибрационных колебаний. Привычка коротать время в воде или зарывшись в землю тоже привела жерлянок и чесночниц к потере барабанной перепонки.

Барабанную перепонку водным амфибиям заменяют. кости нижней челюсти, близко примыкающие к слуховым косточкам. Особенно хорошо амфибии слышат, лежа на земле или на дне и прижимая голову к грунту. Нижняя челюсть имеет важное значение для восприятия вибрации. Она отлично служит и типично водным животным, таким, как углозубы, и типично сухопутным существам, вроде червя.

Есть ли у лягушки уши

На голой лягушачьей голове, как ни смо­три, ушей не найдешь. И это, конечно, странно. Среди бесхвостых амфибий много шумных, горластых созданий. Вряд ли они стали бы издавать звуки, если бы сами не могли их слышать.

Звуковой анализатор — это орган, способ­ный следить за быстрыми, но незначитель­ными колебаниями давления окружающей среды, за ее мгновенными сжатиями и рас­ширениями, расходящимися волнами во все стороны от того места, где они возникли, как расходятся круги на поверхности воды от брошенного туда камня.

Читать еще:  Ядовитые лягушки фото

Во внутреннем ухе, в главном отделе ор­гана слуха, у амфибий находятся 2 крохот­ных сосочка — папиллы, содержащие весьма незначительное количество рецепторных волосковых клеток. Одна папилла более чувст­вительна к высоким звукам. Она использует­ся главным образом в воздушной среде, а у водных животных — у протеев и амфиум — отсутствует. Другая служит для восприятия низких звуков, а также вибрации, и естест­венно, что ее нет у многих наземных хвоста­тых амфибий.

Среднее ухо служит для звуковых волн мостом из наружной среды во внутреннее ухо. У большинства бесхвостых амфибий среднее ухо отделено от наружной среды барабанной перепонкой. Ее колебания с по­мощью системы крохотных косточек переда­ются на овальное окно и жидкость, окружа­ющую папиллы, возбуждая рецепторные клетки. Площадь барабанной перепонки зна­чительно больше, чем площадь надавливаю­щей на овальное окно косточки, что дает вы­игрыш в механической работе не менее чем в 10 раз. Чувствительность звукового анализа­тора поразительна. Достаточно смещения ба­рабанной перепонки всего на 0,000 000 000 6 миллиметра, что в полтора раза меньше диа­метра атома водорода, чтобы возбудить ре­цепторные клетки.

Барабанная перепонка выполняет чрезвы­чайно ответственную функцию: преобразует колебания воздушной среды в колебания жидкости внутреннего уха. Непосредственно через кожу, мышцы и кости черепа без учас­тия барабанной перепонки звук пройти не может, так как на границе двух сред (воз­дух — кожа) звуковые волны затухают прак­тически на 99,9 процента.

Совсем другое дело, когда лягушка или тритон находятся в воде. Акустические свой­ства тела амфибий и воды близки, звуковые волны легко проникают в их тело и, не поль­зуясь никакими специальными каналами, могут легко достичь внутреннего уха. Поэто­му у хвостатых амфибий, тесно связанных с водой, барабанная перепонка обычно отсутст­вует, Нет ее и у червяг. Для животных, по­стоянно обитающих в подземном мире, звуки утрачивают свое значение. Здесь важнее ин­формация вибрационных колебаний.

При­вычка коротать время в воде или зарывшись в землю тоже привела жерлянок и чесночниц к потере барабанной перепонки.Барабанную перепонку водным амфиби­ям заменяют. кости нижней челюсти, близ­ко примыкающие к слуховым косточкам. Особенно хорошо амфибии слышат, лежа на земле или на дне и прижимая голову к грун­ту. Нижняя челюсть имеет важное значение для восприятия вибрации. Она отлично слу­жит и типично водным животным, таким, как углозубы, и типично сухопутным суще­ствам, вроде червя.

Почему у лягушки дрожит кожа на горле

У лягушки есть нечто общее со слоном: у обоих кожа прикреплена только в нескольких местах. Оба одеты как бы в свободный халат, в то время как наше тело стиснуто тугим эластичным покровом. Зато наша кожа прочнее лягушачьей, а про слоновую и говорить нечего — она крепче каната.

Лягушки переодеваются — меняют кожу — четыре раза в год и всякий раз съедают поношенное платье: не пропадать же добру, в особенности кожным пигментам, которые так трудно вырабатывать. У лягушки кожа на горле дрожит не только перед линькой. Хотя под водой дрожь пропадает. Почему именно под водой — об этом чуть позже, а пока поговорим еще об одном любопытном свойстве лягушачьей кожи.

Отправляясь на охоту, наземная лягушка берет с собой воду из лужи, а если лужи поблизости нет, рада и росе. Но и росы не глотает капли. Если нет водоема, откуда можно быстро набрать воду через поверхность кожи, лягушка елозит по траве, и роса проникает в тело. Но если вода легко проходит через кожу, то почему она не выливается наружу? Во-первых, вода сразу включается в состав тканей. Кроме того, лягушачья кожа гораздо легче пропускает воду внутрь, чем наружу. Здесь немалую роль играет слизь, обильно смачивающая про хладное тельце. Когда слизь удалена, лягушка теряет воду прямо на глазах, сохнет в пять раз быстрее.

Читать еще:  Какую ящерицу завести дома новичку

Слизь хранит воду, помогает выскальзывать из лап и клюва врага. Эта же слизь нечто вроде индивидуальной химчистки — поддерживает в чистоте лягушачье платье, не дает жить микробам на влажной коже. Поэтому лягушек и пускают в молоко — слизь мешает молочнокислым бактериям делать свое дело, из нее даже получили антибиотик. А то, что от слизи бывают бородавки, неправда. Можно гладить и жаб. Бородавки не появятся.

Многие наслышаны о лягушке-царевне и лягушке-путешественнице, но вряд ли кто припомнит басню или добрую сказку про жабу, хотя поэты и писатели обычно затрудняются быстро, на глаз отличить жабу от лягушки. Из-за того, что жабы и лягушки ходят голышом (нет ни чешуи, ни роговых покровов, ни перьев, ни меха), в старину их звали не иначе, как голыми гадами. И самое явственное различие между такими полезнейшими гадами именно в голой коже. У жаб она неровная, бородавчатая, частенько сухая. А красивая лягушачья кожа гладкая, скользкая, всегда мокрая и блестящая.

Не только кожа, но и фигуры разные: лягушка — само изящество, а про жабу, увы, такого не скажешь. Ноги у жабы — словно култышки — короткие и слабые. Из-за этого она предпочитает не легкомысленные прыжки, а солидное передвижение ползком.

Жабы не выставляют себя напоказ — выходят добывать пропитание по ночам. В результате многим людям не удается как следует познакомиться с ними. Не расстраивайтесь: для неспециалистов жабы выглядят всего лишь неуклюжими лягушками с бородавчатой кожей.

Правда, между лягушками и жабами есть отличие, которое, право, стоит принять близко к сердцу: жабы не квакают! Самцы жаб, как писал профессор А. М. Никольский, «поют довольно нежным стонущим голосом». Знатоки уверяют, будто жабы выводят вот такие мелодичные трели: «оэк-оэк-оэк» или «иррррр-ирррррр». Трели и кваканье звучат в период размножения, в свободное же от этого дела время бесхвостые амфибии стараются не тратить силы на сотрясение воздуха. Лягушачьи песенные фестивали тянутся недели по три, жабьи гораздо короче.

Есть некая основательность и в жабьей манере откладывать икру: икринки упакованы в длинные ленты, а у попрыгуний-лягушек — в студенистые комки. Даже жабьи головастики стараются не мозолить людям глаза, ведут себя солиднее лягушачьих — держатся у дна, плавают отнюдь не мелко. И не кажется ли вам, что жаба степеннее, серьезнее лягушки? Ну, бог с ней, с жабой. Пора вернуться к заголовку.

Так почему же все-таки у лягушки дрожит кожа на горле? Причина в простеньких, похожих на гладкие мешочки лягушачьих легких. Их поверхность так мала, что ее не хватило бы даже на то, чтобы прикрыть лягушачье тело. А если разровнять витиеватую поверхность легких быка и обернуть его этой тканью, будет кокон почти из ста слоев. Теперь понятно, что примитивным лягушачьим легким требуется помощь — обмен газов через кожу. Зато тут лягушка своего не упустит: кожа у нее более мощный вентилятор, чем легкие.

Даже громадным ртом «от уха до уха» лягушкам пришлось обзавестись для того, чтобы побольше набрать в него воздуха. Но стоит надолго разинуть рот, как лягушка задохнется: воздух изо рта в легкие накачивает нижняя стенка рта. Из-за этого у нее и дрожит кожа на горле. Ну, а под водой кожа не дрожит: легкими там дышать бессмысленно.

Примите к сведению, что сквозь кожу из тела лягушки уходит в 2,5 раза больше углекислого газа, чем из легких. У ящериц кожа выделяет лишь 4 процента углекислоты. У некоторых летучих мышей, в основном с помощью перепонок крыльев, организм избавляется от 10 процентов углекислого газа. Люди через ножу отдают 1,4 % углекислоты от общего ее выделения организмом.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector